Образовательный портал о загадках Планеты Земля.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Вождь и любимец народов ….

     Народ, сенат, солдаты, актеры, поэты, рабы, патриции, германцы, иллирийцы, каппадокийцы, иудеи… В общем, практически все… Впрочем, не названы еще ближайшие родственники – мать, брат (вероятно), сын родной и двое приемных, внуки, невестки… Теперь, кажется, действительно все. Эти все страстно желали только одного – скорейшей смерти Тиберия Цезаря. За что? За все. Натерпевшись за 23 г. кесарства, ближайшее окружение римского цесаря на 78-м г. жизни государя-императора все-таки не вынесло пытки временем и придушило Тиберия подушкой! Оно и понятно: уже прекратив дышать, чем вызвал и тайное, и откровенное ликование, старец вдруг, вне всяких приличий и нормативов, затребовал есть… Не выдержали нервы Мак-рона! И наследник Гай Цезарь (Калигула) вздохнул с облегчением: он-то уже принимал поздравления…

Сам не подарок, император Август, приемный отец Тиберия, заявил на смертном одре: "Бедный римский народ, в какие он попадет медленные челюсти!" Ни за что бы не усыновил он кровожадного мальчишку, не питай страсти к прекрасной Ливии, его матушке. А тут то ли жизнь так распорядилась, то ли Тиберий не подкачал, только, едва приемыш вернулся с Родоса в Рим, не прошло и трех лет, как скончались оба прямых наследника – усыновленные внуки Августа Гай и Луций… И императору ничего не оставалось, как назначить наследником Тиберия Цезаря.

Август обладал чувством юмора: он отдал Тиберию две трети наследства, что практически означало – империю! Оставшуюся треть, сами понимаете, способный юноша (правда, было ему тогда уже 55 лет) быстренько извел.

Блестящий полководец, молодость Тиберий провел, надо сказать, не зря: усердно отстаивал интересы Рима в провинциях и царствах, усмирял Паннонию и Далмацию, переселял народы (германцев – в Галлию), возвращал обиженным царям троны и ключи от Рая (Тиграну вернул армянское царство). "Должности квестора, претора и консула он занимал раньше срока и почти без перерыва; а затем, спустя немного времени, получил второе консульство и трибунскую власть на пять лет", – пишет о нем Светоний в начале II века н. э. Кроме решительных, мягко говоря, черт Ти-берий обладал еще и умом. При Августе он в судах доказывает недоказуемое, из самого собою разумеющегося делает проблему и приписывает себе ее решение, а власть, “саму” пришедшую к нему в руки, настолько долго и витиевато отвергает (он ведь был еще и писателем!), что кто-то из сенаторов, не вьщержав, воскликнул: "Пусть он правит – или пусть он уходит!" Красиво сказал другой сенатор, "побивший" Тиберия его же оружием: "Иные медлят делать то, что обещали, а ты медлишь обещать то, что уже делаешь". Тиберий это проглотил и продолжал ломать комедию, но тому безымянному сенатору через пару лет, вероятно, пришлось несладко…

Цесарь обладал отменной памятью, а совести у него не было вовсе: брошена ради карьеры любимая жена, вторая жена Юлия (дочь Августа) оставлена после целой серии ловушек и подтасовок, когда сам венценосный отец потребовал развода, уличив дочь в прелюбодействе, – причем Ти-берий бросил ее с таким цинизмом и такой жестокостью, что она умерла… от голода! Это дочь прежнего императора… Хорошо, что Август не дожил до этой минуты: бедняга скончался бы от одного лишь известия.

Все-таки юморной был старик этот Август. Пишет Тибе-рию, у которого вот уже три года особых успехов не наблюдается (не везде и не все решает полководческий талант: балканские проблемы и нам хорошо известны): "Я могу только похвалить твои действия в летнем походе, милый Тиберий: я отлично понимаю, что среди стольких трудностей и при такой беспечности солдат невозможно действовать разумнее, чем ты действовал. Все, кто был с тобой, подтверждают, что о тебе можно сказать словами стиха:

Тот, кто нам один неусыпностью выправил дело…”

Август цитирует известный стих Энния о Фабии Кунктаторе ("Анналы", 370 по Фалену), где вместо "неусыпнос тью" – "промедлением"!.. Зная любовь пасынка к чтению и стихосложению, едкий старец мстит ему заранее за все то, что будет и уже произошло с его собственным корнем, с его империей, с ее народом. А еще – предупреждает: не зарывайся! – я все про тебя знаю ("все, кто был с тобой" – глаза и уши). Намек на пороки Тиберия – в подчеркнутой фразе о "такой беспечности солдат". И все же опять предупреждение: а не уберут ли они тебя за чрезмерную к ним любовь?

Уехав на Капри – говорили, “умирать”, – престарелый император Тиберий повел такую разнузданную жизнь, столько развратил тамошнего населения обоего пола, что удивительно, как в течение нескольких лет терпели "отцы семейств" и не удавили Тиберия раньше!

Много лет в Риме император занимался шутовством: например, вставал или уступал дорогу идущему сенатору.

"Вы и не знаете, какое это чудовище – власть", – говорил он друзьям, умоляющим его принять кесарство – именно ту верховную власть, которую он захватил через мгновение после кончины Августа. И долго-долго потом доказывал самой последней кухарке, насколько она ему, эта верховная власть, претит. А сам в это время, пока “колебался”, успел отправить Германика в Германию, а Агриппу – на тот свет. Ах, какую шутку приготовил ему мертвый император на словах в завещании! "Поскольку жестокая судьба отняла у меня сыновей Гая и Луция, – писал Август, а вольноотпущенник зачитывал текст в сенате! – пусть моим наследником будет Тиберий Цезарь"… Ему при всех, на этот раз никак не в шутку, указали на его место. Август знал, что эти слова будут зачитаны вслух. Проглотил…

И продолжал прибедняться: мои дела впредь попрошу называть не “священными”, а “важными”, и осуществляются они не по моей “воле”, а по моему "совету".

"Государь?!. Да вы что! Я государь для рабов, император для солдат, принцепс для всех остальных", – лицемерил Тиберий.

Великодушие император проявлял лишь напускное и показное. И то за него полагалось платить. Например, заподозрив одного явившегося ко двору родосца в нехороших намерениях, кесарь приказал его пытать. А потом вспомнил: ведь сам же написал ему любезное письмо с приглашением приехать развеяться, молодость вспомнить… Фи, как нехорошо вышло! Отпустить?.. Расскажет всему свету о гостеприимстве императора… И приказал: добить!

Конечно, с памятью становилось плоховато – сказывались пьяные оргии… Да и дружка-то, видимо, для того и позвал…

В один из таких “обедов” "на вилле под названием “Грот” близ Таррацины с потолка вдруг посыпались градом огромные камни – много сотрапезников и слуг было раздавлено, но сам он, вопреки всякому ожиданию, спасся" (Светоний). Верный слуга Сеян (по словам Тацита) защитил Тиберия от камней своим телом… С ним император расправится чуть позже.

А пока в качестве мести всем происходит несчастье в Фиденах: на гладиаторских играх обрушивается амфитеатр, и гибнет двадцать тысяч народу! Император оставляет Капри и едет на материк. Впрочем, пребывает он там очень недолго и возвращается к своим “делам” на красивом острове с одной-единственной пристанью, да и той малюсенькой, ибо остальное – неприступные скалы. Раздолье! Никакому десанту взять Капри не под силу – не развернешься. Ленин и Горький тоже любили этот островок…

Вообще-то говоря, имя Тиберия звучит так: Тиберий Клавдий Нерон. За безмерную любовь к алкоголю новичка в лагерях звали Биберием Калдием Мероном (bibere по-ла-тыни – "пить, caldum – "подогретое вино", merum – "чистое [5] вино"). Пьяному – море по колено: даже смертельный “Грот” Тиберий пережил, вопреки всем надеждам. Не пережил только старости и душной подушки. За три дня до смерти императора был еще знак – от землетрясения на Капри рухнула башня маяка. "А в Мизене (на бывшей вилле Лукулла! – Прим. автора), когда в столовую внесли для обогревания золу и уголья, давно уже погасшие и остывшие, они вдруг вспыхнули и горели, не погасая, с раннего вечера до поздней ночи" (Светоний).

С огнем у Тиберия были свои счеты, более счастливые, чем с сооружениями из камня. "В сражениях, – пишет Све-тоний, – он никогда не полагался на удачу и случай; все же он принимал бой охотнее, если накануне во время ночной работы перед ним вдруг сам собою опрокидывался и погасал светильник: он говорил, что эта примета испытана его предками во всех войнах, и он ей доверяет…" В годы побега Тиберия Клавдия Нерона, ярого противника триумвиров (отца Тиберия) и красавицы Ливии они попали в лесной пожар, и Ливия, держа у груди сына, опалила волосы и даже край его одежды. За несколько дней до возвращения с Родоса на крышу дома Тиберия сел орел! Феноменальный случай: орлы на Родосе и вообще в близлежащем регионе ни тогда, ни теперь не водились и не водятся. "А накануне дня, когда он узнал о своем возврате, ему при переодевании показалось, что на нем пылает туника. Еще раньше, когда он выступил в свой первый поход и через Македонию вел войско в Сирию, перед Филиппами вдруг сам собою вспыхнул огонь на алтарях, некогда воздвигнутых победоносными легионами" (Светоний).

Впрочем, счастливее огонь или камень, вопрос астрологический, а мы твердо знаем лишь то, что, не будь у императора “букета” пороков, мы не имели бы точных датировок или других нюансов, связанных с неординарностью цесаря.

В 1957 г. в Сперлонге (к югу от Рима), между Террачи-ной и Гаэтой, был раскопан “Грот”! Так вот, в том самом подземном гроте находился большой нимфеум (помещение с водоемом в центре). Пещера была заполнена обломками мраморных скульптур и полуразрушена. Археологи нашли несколько тысяч фрагментов. Среди них были части шестиметровых статуй, другие обломки от фигур, тоже в полтора-два раза больших обычного человеческого роста.

Находка поразила итальянских ученых: стилистика некоторых фигур в “Гроте” была сходной со знаменитой группой "Лаокоон и сыновья", ныне находящейся в Ватикане.

Предположили даже, что Ватиканская группа – копия с этого найденного оригинала. Была обнаружена и плита с именами трех родосских скульпторов – Афинодора, сына Агесандра, Агесандра, сына Фания, и Полидора, сына По-лидора. Среди обломков было много фрагментов змеиных тел…

Нет, скульптура в Ватикане осталась оригиналом; при дальнейшем изучении находки оказалось, что найдены ранее неизвестные работы прославленных мастеров I века до н. э. Возможно, среди фигур “Грота” и была группа Лаоко-она, но только в другой интерпретации, не схожей с ватиканской. Другой сюжет установлен благодаря обломкам надписи-эпиграммы поэта Фаустина, друга Марциала, в которой говорится о фигуре Скиллы, похищающей спутников Одиссея. Группы располагались у водоемов нимфеума с проточной водой – круглого и квадратного.

Фрагменты фигур, обвитых змеями, видимо, относятся к сюжету нападения чудовища на корабль Одиссея. Сам Одиссей из этой группы, вероятно, тот, что прибег к защите Палладиума. Сохранился фрагмент, изображающий фигурку Афины, судорожно обхваченную рукой.

У входа в грот найдена большая мраморная группа, изображающая Ганимеда, похищаемого орлом. Орел и тело Ганимеда – из голубого мрамора. Голова Ганимеда исполнена отдельно, из белого мрамора. Группа – римская копия бронзового оригинала работы Леохара. Выделяется качеством голова Афины в высоком коринфском шлеме – копия с Афины Мирона, другие римские копии с греческих оригиналов…

Может быть, кого-то совершенно не тронет, а кого-то успокоит сам факт находки, попавшей в музей, – ведь посреди образцов высокого искусства, сам не чуждый поэзии, в I веке нашей эры кесарь Тиберий творил дикие свои мерзости…


Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.